Статья 135. Возмещение имущественного вреда

1. Возмещение реабилитированному имущественного вреда включает в себя возмещение:

1) заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых он лишился в результате уголовного преследования;

2) конфискованного или обращенного в доход государства на основании приговора или решения суда его имущества;

3) штрафов и процессуальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда;

4) сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи;

5) иных расходов.

2. В течение сроков исковой давности, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации, со дня получения копии документов, указанных в части первой статьи 134 настоящего Кодекса, и извещения о порядке возмещения вреда реабилитированный вправе обратиться с требованием о возмещении имущественного вреда в суд, постановивший приговор, вынесший постановление, определение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования, либо в суд по месту жительства реабилитированного, либо в суд по месту нахождения органа, вынесшего постановление о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования либо об отмене или изменении незаконных или необоснованных решений. Если уголовное дело прекращено или приговор изменен вышестоящим судом, то требование о возмещении вреда направляется в суд, постановивший приговор, либо в суд по месту жительства реабилитированного.

3. Требование о возмещении имущественного вреда может быть заявлено законным представителем реабилитированного.

4. Не позднее одного месяца со дня поступления требования о возмещении имущественного вреда судья определяет его размер и выносит постановление о производстве выплат в возмещение этого вреда. Указанные выплаты производятся с учетом уровня инфляции.

5. Требование о возмещении имущественного вреда разрешается судьей в порядке, установленном статьей 399 настоящего Кодекса для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.

6. Копия постановления вручается или направляется реабилитированному, а в случае его смерти — лицам, указанным в части второй статьи 134 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 135 УПК РФ

1. Государством в лице Министерства финансов РФ (см. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 1. С. 13) реабилитированному гражданину подлежит выплата следующих сумм:

заработной платы, которую гражданин не получил вследствие уголовного преследования;

пенсии, выплата которой была приостановлена в связи с уголовным преследованием невиновного;

стоимости конфискованного имущества, которое перешло в собственность государства;

штрафов, процессуальных издержек, взысканных с осужденного во исполнение приговора суда, и сумм, выплаченных подозреваемым, обвиняемым за оказание юридической помощи в уголовном процессе по данному делу, окончившемуся реабилитацией невиновного.

Верховный Суд подчеркивает, что суммы, выплаченные адвокатам, подлежат возмещению независимо от того, сколько их было у впоследствии реабилитированного гражданина, поскольку закон не ограничивает число защитников у одного обвиняемого (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 апреля 2003 г. по делу Федоренко // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 1. С. 13). Причем возмещению подлежит и та сумма, которая израсходована реабилитированным на оплату услуг адвоката уже после вынесения оправдательного приговора, то есть в юридическом процессе восстановления прежнего положения невиновного (см. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 ноября 2008 г. по делу С. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 12. С. 19 — 20).

2. Перечень конкретных видов убытков, подлежащих возмещению реабилитированному гражданину (пункты 1 — 4 части первой комментируемой статьи), завершается сформулированным в пункте 5 этой же статьи общим указанием на то, что реабилитированному гражданину подлежат возмещению государством также «иные расходы». Исходя из общего правила, согласно которому имущественный вред возмещается реабилитированному гражданину в полном объеме (см. текст пункта 1 статьи 133 УПК и комментарий к нему), следует заключить, что реабилитированный гражданин вправе рассчитать, обосновать документально и потребовать от государства денежной компенсации любых убытков, происхождение которых находится в причинной связи с уголовным преследованием невиновного и которые представляют собой минус, дефект определенного материального блага, а равно упущенную личную выгоду, в том числе и в сфере предпринимательской деятельности.

3. Получивший разъяснение о порядке возмещения вреда реабилитированный гражданин в течение трех лет (общий срок исковой давности, установленный статьей 196 Гражданского кодекса РФ) вправе обратиться в суд.

4. Требование о возмещении имущественного вреду разрешается в процедуре, установленной для вопросов, связанных с исполнением приговоров (см. текст статьи 399 УПК и наш комментарий к ней), иначе говоря, в судебном заседании с обязательным предварительным извещением государственного органа, обеспечивающего выплату реабилитированному сумм за счет федерального бюджета, а именно Министерства финансов РФ или соответствующего управления Федерального казначейства данного Министерства, юрисдикция которого распространяется на территорию определенного субъекта РФ и которое может представлять в судах Министерство финансов РФ по доверенности последнего (см.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Рудика // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 1. С. 19). Такой порядок теперь скоординирован со статьей 242.1 действующего Бюджетного кодекса РФ, согласно которой обращение взыскания на бюджетные средства осуществляется только по судебному акту, на основании которого выдан соответствующий исполнительный документ (см.: Постановление Конституционного Суда РФ от 2 марта 2010 г. N 5-П по делу о проверке конституционности положений статьи 242.1 Бюджетного кодекса РФ в связи с жалобой Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации // Российская газета. 2010. 12 марта).

Подобные судебные заседания являются логическим процедурным продолжением судебных действий, предусмотренных частью первой статьи 134 УПК, где говорится, что суд в приговоре, определении, постановлении, а прокурор, следователь, дознаватель в постановлении признают за оправданным либо лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, право на реабилитацию и разъясняют порядок возмещения вреда, а также частью первой статьи 306 УПК, согласно которой резолютивная часть оправдательного приговора должна содержать, в частности, в качестве отдельного пункта разъяснение оправданному порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием невиновного. Вынесения дополнительного акта о реабилитации УПК не предусматривает (см.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Титова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 1. С. 19). Если право на возмещение ущерба не признано самим реабилитирующим актом (оправдательным приговором, постановлением о прекращении уголовного преследования), то это упущение может быть восполнено в результате обращения реабилитированного гражданина в суд, который управомочен рассмотреть и разрешить вопросы возмещения убытков в порядке, предусмотренном статьей 399 УПК (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 2. С. 27). Между тем обстоятельств, исключающих право на реабилитацию, законом не предусмотрено; поэтому отказать невиновному в таком праве невозможно.

5. Таким образом, вся процедура разрешения вопроса о возмещении имущественного вреда реабилитированному гражданину от начала до конца принципиально отличается от искового гражданского судопроизводства, свойственного разрешению имущественных споров. Она построена на публичных началах и представляет собой звено в общей цепи исполнительного производства по делу, завершившемуся решением о невиновности гражданина. И незамедлительное возвращение государством свободы невиновному, и восстановление его чести, и возвращение изъятого при обыске, и возмещение понесенных убытков — это составляющие единого механизма реабилитации, действие которого подчинено общему принципу: жертва судебной, следственной или прокурорской ошибки не должна обивать пороги казенных учреждений в целях восстановления справедливости, а также нести бремя доказывания и вносить государственную пошлину. Правовое государство обязано само принять скорые, эффективные и исчерпывающие меры для исправления допущенной ошибки, в результате которой от действия его органов пострадал невиновный гражданин.

6. Верховный Суд считает, что:

предпринятые по собственной инициативе расходы на поддержание материального положения своей семьи, пошатнувшегося в связи с уголовным преследованием невиновного (например, продажа дома с последующим использованием вырученной суммы на проживание членов семьи осужденного), в содержание убытков, подлежащих возмещению реабилитированному, не входят, потому что «он (реабилитированный. — Б.Б.) сам добровольно распорядился своим имуществом», и вообще, это «не расходы, а доходы» (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 августа 2010 г. по делу М. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 5. С. 19 — 20);

упущенная выгода, образовавшаяся в результате уголовного преследования невиновного, на основании норм УПК возмещению не подлежит, но может быть предметом иска в порядке гражданского судопроизводства (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 августа 2010 г. по делу Т. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 3. С. 24). Из этой небесспорной позиции явствует, что идея о полном возмещении имущественного вреда реабилитированному, которая, казалось бы, признана состоятельной и наукой, и законодателем (см. часть первую статьи 133 УПК), на практике остается все еще иллюзорной, а путаница по вопросу об отраслевой принадлежности норм института реабилитации продолжается, поражая своей живучестью.