Статья 143. Рапорт об обнаружении признаков преступления

Сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, чем указанные в статьях 141 и 142 настоящего Кодекса, принимается лицом, получившим данное сообщение, о чем составляется рапорт об обнаружении признаков преступления.

Комментарий к Ст. 143 УПК РФ

1. Содержание комментируемой статьи органически связано с пунктом 3 части первой статьи 140 УПК, которая в качестве повода к возбуждению уголовного дела называет сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иного, нежели заявление и явка с повинной, источника, и является его продолжением. Рапорт об обнаружении преступления — документальное оформление сообщения о преступлении, принятого компетентным должностным лицом, к числу которых в первую очередь относятся сотрудники правоохранительных органов государства, которые по роду своей повседневной деятельности первыми соприкасаются с правонарушениями и наделены тремя видами правомочий: административной юрисдикцией, правом осуществления оперативно-розыскной деятельности и правом на возбуждение уголовного дела и производство дознания. Это полиция, органы Федеральной службы безопасности, таможенные органы, органы контроля за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

2. Получив информацию о готовящемся или совершенном преступлении из любого гласного или негласного оперативно-розыскного источника, сотрудники перечисленных правоохранительных органов (органов охраны правопорядка) обязаны принять все зависящие от них меры, чтобы готовящееся, но еще не совершенное преступление пресечь, закрепить следы совершенного преступления, принять меры к обеспечению собирания доказательств, установлению лица, его совершившего, и к задержанию подозреваемого, а о результатах своей служебной деятельности доложить письменным рапортом своему непосредственному руководителю или же руководителю органа, обладающего статусом органа дознания (например, районный отдел внутренних дел, таможня и т.д.). На основании такого рапорта и приобщенных к нему первичных документов должностное лицо, сосредоточивающее в своих руках законную функцию органа дознания, принимает решение о возбуждении уголовного дела. Здесь прежде всего имеется в виду полицейская деятельность, осуществляемая различными службами органов внутренних дел, наделенными административными и оперативно-розыскными полномочиями и функциями: дежурной частью, патрульно-постовой службой, государственной инспекцией безопасности дорожного движения, участковыми уполномоченными, уголовным розыском и другими службами, ежедневно и ежечасно первыми сталкивающимися с уголовным миром. Сообщения, иначе говоря, информация, получаемая ими непосредственно, — один из основных поводов для возбуждения уголовного дела, который фиксируется рапортом сотрудника полиции.

3. Закрепленная в части первой статьи 140 УПК совокупность поводов к возбуждению уголовного дела заключает в себе серьезную проблему. Она бессистемна и страдает существенными недостатками, решительно проигрывая в этих отношениях ранее действовавшему УПК РСФСР. Во-первых, в существующий перечень поводов никак не вписываются многочисленные официально-документальные источники информации о совершенных или готовящихся преступлениях, поступающей в правоохранительные органы от многочисленных инспекций, которые охватываются понятием контролирующих органов государства, а также от других органов и должностных лиц, в обязанности которых входит выявлять правонарушения в соответствующей сфере и сообщать о них. Очевидно, что эти официальные материалы могут и должны служить поводом к возбуждению уголовного дела, но их нельзя назвать ни заявлением, ни сообщением, требующим оформления рапортом, потому что они достаточны сами по себе и поступили извне. Аналогично сказанному нельзя, строго говоря, отнести к заявлениям и сообщениям, требующим реагирования рапортом, официальные письма и приобщенные к ним документальные материалы, поступающие в правоохранительные органы от самых различных учреждений, предприятий и организаций различных форм собственности, так или иначе пострадавших от чьих-то преступных действий, нуждающихся в защите закона и требующих уголовного преследования виновных.

Во-вторых, сама форма фиксации повода для возбуждения уголовного дела при отсутствии заявления, а именно путем составления рапорта — выбрана неудачно, без учета теоретических разработок по этому вопросу и накопленного практического опыта. Рапорт — это служебное сообщение, донесение младшего по званию старшему воинскому начальнику. Рапорты уместны в органах дознания, например в полиции, органах Федеральной службы безопасности и других, т.е. военизированных, учреждениях. Здесь доклад подчиненного о выявленных признаках преступления «по начальству», т.е. руководителю органа, в компетенцию которого входит решение вопроса о возбуждении уголовного дела, действительно отвечает и смыслу понятия рапорта, и процедуре решения данного вопроса. Следователь же, к какому бы ведомству он ни относился, получив сообщение о преступлении из источников, не подпадающих под понятие заявления, никому и ни о чем рапортовать не обязан по самому смыслу своего процессуального положения точно так же, как не обязан никому и ни о чем рапортовать судья. Поэтому практика идет путем аналогии и выдумки.