Статья 186. Контроль и запись переговоров

1. При наличии достаточных оснований полагать, что телефонные и иные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела, их контроль и запись допускаются при производстве по уголовным делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса.

2. При наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по письменному заявлению указанных лиц, а при отсутствии такого заявления — на основании судебного решения.

3. В ходатайстве следователя о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров указываются:

1) уголовное дело, при производстве которого необходимо применение данной меры;

2) основания, по которым производится данное следственное действие;

3) фамилия, имя и отчество лица, чьи телефонные и иные переговоры подлежат контролю и записи;

4) срок осуществления контроля и записи;

5) наименование органа, которому поручается техническое осуществление контроля и записи.

4. Постановление о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров направляется следователем для исполнения в соответствующий орган.

5. Производство контроля и записи телефонных и иных переговоров может быть установлено на срок до 6 месяцев. Оно прекращается по постановлению следователя, если необходимость в данной мере отпадает, но не позднее окончания предварительного расследования по данному уголовному делу.

6. Следователь в течение всего срока производства контроля и записи телефонных и иных переговоров вправе в любое время истребовать от органа, их осуществляющего, фонограмму для осмотра и прослушивания. Она передается следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны даты и время начала и окончания записи указанных переговоров и краткие характеристики использованных при этом технических средств.

7. О результатах осмотра и прослушивания фонограммы следователь с участием специалиста (при необходимости), а также лиц, чьи телефонные и иные переговоры записаны, составляет протокол, в котором должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу. Лица, участвующие в осмотре и прослушивании фонограммы, вправе в том же протоколе или отдельно изложить свои замечания к протоколу.

8. Фонограмма в полном объеме приобщается к материалам уголовного дела на основании постановления следователя как вещественное доказательство и хранится в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность прослушивания и тиражирования фонограммы посторонними лицами и обеспечивающих ее сохранность и техническую пригодность для повторного прослушивания, в том числе в судебном заседании.

Комментарий к Ст. 186 УПК РФ

1. Контроль телефонных и иных переговоров имеет законодательное определение. Согласно пункту 14.1 статьи 5 УПК это прослушивание и запись переговоров путем использования любых средств коммуникации; осмотр и прослушивание фонограмм. Установка и использование прослушивающих устройств вне коммуникации (на дому, в офисе и т.д.) данным определением не охватываются, потому что здесь нет ни переговоров, ни абонентов.

2. Следственное действие, предусмотренное комментируемой статьей, производится по двум основаниям: во-первых, по необходимости собирания доказательств по делам о преступлениях, за совершение которых может быть назначено уголовное наказание в виде лишения свободы сроком свыше пяти лет, а во-вторых, по необходимости обеспечения личной безопасности свидетеля, потерпевшего и их близких. Контроль и запись телефонных и иных переговоров — новое, сложное и трудоемкое следственное действие, предполагающее использование современных технических средств связи. В ведомственных нормативных актах под телефонными переговорами имеются в виду переговоры абонентов по городской, междугородной и международной телефонной связи, а также с использованием радиотелефонной и радиорелейной, высокочастотной (ВЧ) и космической связи, а под иными переговорами — переговоры, ведущиеся с других переговорных аппаратов (устройств), как то: селекторных, проводных, радио- и иных технических средств передачи речевой информации.

3. По смыслу данной статьи допустимы контроль и запись переговоров между любыми лицами независимо от того, какое процессуальное положение они занимают в данном уголовном деле и занимают ли вообще.

4. В отступление от ее главного замысла в комментируемую статью (часть вторая) включена норма, целью которой является не собирание доказательств по уголовному делу, а обеспечение личной безопасности свидетелей и потерпевших. Данная норма применяется и для обеспечения личной безопасности подозреваемых и обвиняемых — участников досудебного соглашения о сотрудничестве (см. статью 317.9 УПК). Применение этого современного мощного разведывательного мероприятия для обеспечения личной безопасности других подозреваемых и обвиняемых не предусмотрено ни при каких обстоятельствах.

5. В законе не указывается, в какой орган направляется постановление о контроле и записи переговоров. Это внутренний вопрос правоохранительной деятельности. Подобные вопросы решаются на основе подзаконных актов и ведомственных служебных нормативных документов.

6. С момента вручения постановления о контроле и записи переговоров соответствующей технической службе уголовно-процессуальная деятельность, связанная с данным следственным действием, прерывается подобно тому, как она прерывается с вручением администрации учреждения связи постановления о наложении ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию. Сами контроль и запись переговоров — чисто техническая деятельность, УПК не регламентируемая.

7. Уголовно-процессуальная (следственная) деятельность возобновляется с момента истребования фонограммы записи переговоров. Она выражается в ее осмотре, прослушивании и приобщении в качестве вещественного доказательства. Таким образом, по смыслу комментируемой статьи в результате контроля и записи переговоров в уголовном деле появляются два источнику доказательств — фонограмма (вещественное доказательство) и протокол ее осмотра (документ). Это спорно, поскольку противоречит теории вещественных доказательств. Получается, что вещественное доказательство в виде фонограммы порождено не событием преступления, а изготовлено следователем. В действительности налицо один источник доказательств — следственный протокол с приложением в виде фонограммы.

8. Следственное действие, предусмотренное статьей 186 УПК, тоже имеет аналог в виде проводимого на основании судебного решения оперативно-розыскного мероприятия под названием «прослушивание телефонных переговоров» (пункт 10 статьи 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»), по поводу чего можно и нужно повторить сказанное в пункте 13 комментария к предыдущей статье.