Статья 194. Проверка показаний на месте

1. В целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, показания, ранее данные подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем, могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с исследуемым событием.

2. Проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия. Какое-либо постороннее вмешательство в ход проверки и наводящие вопросы недопустимы.

3. Не допускается одновременная проверка на месте показаний нескольких лиц.

4. Проверка показаний начинается с предложения лицу указать место, где его показания будут проверяться. Лицу, показания которого проверяются, после свободного рассказа и демонстрации действий могут быть заданы вопросы.

Комментарий к Ст. 194 УПК РФ

1. Для правильного понимания сущности данного следственного действия необходим строго дифференцированный подход ко всем известным практике процедурам проверки показаний на месте. Одна из них заключается в том, что признавший свою виновность обвиняемый доставляется на место преступления, которое ранее уже было осмотрено и в повторном осмотре которого никакой необходимости нет (например, городская площадь, на которой неделю назад произошло убийство). Здесь в присутствии понятых, а иногда и высокого начальства, чья подпись на протоколе призвана придать ему особый вес, обвиняемый по предложению следователя громко повторяет свои признательные показания, сопровождая их жестами, движениями — словом, имитацией преступных действий. Протокол, составляемый по результатам такого действия, именуемый протоколом проверки показаний на месте (а иногда — выхода на место, выезда на место и т.д.), обычно подписывается множеством присутствовавших лиц, которые подразумеваются свидетелями признания обвиняемым своей виновности. К нему приобщаются впечатляющие фотографии, снабженные соответствующими подписями («Обвиняемый Н. показывает, как он пнул труп, чтобы убедиться, что потерпевший мертв», и т.п.), а иногда и видеозапись, запечатлевшая показания в динамике. Подобные следственные мероприятия не служат ни способом получения новых доказательств, ни способом проверки или закрепления уже имеющихся. Повторение обвиняемыми своих показаний на свежем воздухе новым способом получения фактических данных не является и, таким образом, самостоятельного следственного действия не образует. Если обвиняемый в суде отказывается от своих показаний, данных в кабинете следователя, то утрачивает всякое значение не только протокол его допроса в этом кабинете, но и протокол проверки показаний на месте. Зато если обвиняемый оговорил себя, выезд на место углубляет его чувство безысходности и укрепляет в необходимости упорствовать в самооговоре, а окружающих и самого следователя — в иллюзии прочности обвинения.

2. Другой вариант следственного действия под названием «проверка показаний на месте» заключается в том, что обвиняемый также доставляется на ранее осмотренное место преступления или на место сокрытия следов преступления (например, на место захоронения трупа убитого), где ему предлагается дать (повторить) показания по поводу события преступления и указать на конкретные, действительно отражающие событие преступления предметы, места, следы и обстоятельства, о которых даются показания. В результате такого комплексного следственного действия, сочетающего в себе черты повторного допроса с повторным осмотром, могут быть получены новые, имеющие отношение к делу доказательства. В ходе процедуры такого рода выявляется совпадение обстоятельств, зафиксированных при первом следственном осмотре, с показаниями обвиняемого, данными в специфических условиях места преступления и сопровождаемыми определенными демонстрациями со стороны допрашиваемого. Это совпадение ценно тем, что оно говорит об осведомленности обвиняемого относительно определенных обстоятельств события преступления. Факт такой осведомленности служит косвенным обвинительным доказательством, получить которое никаким другим способом не представлялось возможным. Так, например, если по делу о краже определенной вещи при следственном осмотре места происшествия по оставшимся следам было четко зафиксировано место ее нахождения в момент похищения, а при повторном осмотре, сопровождаемом показаниями и определенными действиями обвиняемого, последний твердо и точно указал на то же самое место в огромном торговом зале, на складе и т.д., следователь вправе сделать вывод, что обвиняемый знает о том, какая вещь была похищена и откуда была совершена кража. Этот вывод о факте имеет доказательственное значение. Получить его путем максимально детального допроса обвиняемого, не выходя из кабинета следователя, не представляется возможным.

3. Третий вариант: следователю место преступления (или место сокрытия преступления, место сбыта похищенного и т.д.) неизвестно, обвиняемый же на допросе изъявил желание показать это место, поскольку описать его он не в состоянии, и на этом месте разъяснить детали преступного события. Действие, которое в данном случае именуется проверкой показаний на месте, заключается в том, что следователь (или оперативный работник, действующий по поручению следователя) вместе с обвиняемым, конвоем (если обвиняемый содержится под стражей), понятыми и другими лицами выезжают на указанную обвиняемым исходную точку на местности или в населенном пункте, а оттуда направляются туда, куда ведет их обвиняемый, который по ходу рассказывает о том, какое отношение он имеет к событию преступления. По прибытии следователь в зависимости от конкретных обстоятельств дела производит на указанном обвиняемым месте соответствующее следственное действие, чаще всего осмотр (например, места, где было совершено преступление, где припрятаны труп, орудие убийства или похищенное имущество). В одних случаях такого рода требуется производство обыска или выемки, в других производство следственных действий не требуется вообще и все сводится к поездке. Так, например, если обвиняемый в результате выезда и ориентировки на месте привел к дверям некогда ограбленной им городской квартиры, о чем следователь не располагал никакими данными, а дверь открыл жилец, подтвердивший, что ограбление действительно имело место и что об этом заявлено в такое-то отделение полиции, то следователю в данном месте больше делать нечего.

4. К сказанному следует добавить, что сама по себе поездка, ориентация на местности, групповой поиск определенного места или определенных объектов не регламентированы УПК. Подобные экскурсии не могут быть регламентированы, поскольку в этом случае предусмотреть развитие событий практически невозможно, а это значит, что их невозможно втиснуть в формальные рамки следственного действия. Во всяком случае, действия, предшествующие прибытию на место, где и производятся собственно процессуальные, регламентированные законом действия (осмотр, обыск и т.д.), являются, скорее, оперативно-розыскными, поисковыми, подобными действиям оперативного работника, который совершает рейд с потерпевшим в целях поиска и опознания подозреваемого, например в разбое, грабеже, изнасиловании и т.п., или же организует при участии свидетеля наблюдение за входящими на территорию предприятия людьми, чтобы среди них опознать того, о ком давались показания. Документ (рапорт), составленный оперативным работником по результатам подобных нерегламентированных мероприятий, является источником доказательств (статья 89 УПК). Широко распространенное мнение, будто бы такой документ является менее весомым источником доказательств, чем следственный протокол «о выезде на место», потому что последний подписывается не только следователем и его спутником по поездке, т.е. обвиняемым, но еще и понятыми, не выдерживает критики с позиции теории доказательств.