Статья 241. Гласность

1. Разбирательство уголовных дел во всех судах открытое, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей.

2. Закрытое судебное разбирательство допускается на основании определения или постановления суда в случаях, когда:

1) разбирательство уголовного дела в суде может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны;

2) рассматриваются уголовные дела о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими возраста шестнадцати лет;

3) рассмотрение уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и других преступлениях может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников уголовного судопроизводства либо сведений, унижающих их честь и достоинство;

4) этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц.

2.1. В определении или постановлении суда о проведении закрытого разбирательства должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых суд принял данное решение.

3. Уголовное дело рассматривается в закрытом судебном заседании с соблюдением всех норм уголовного судопроизводства. Определение или постановление суда о рассмотрении уголовного дела в закрытом судебном заседании может быть вынесено в отношении всего судебного разбирательства либо соответствующей его части.

4. Переписка, запись телефонных и иных переговоров, телеграфные, почтовые и иные сообщения лиц могут быть оглашены в открытом судебном заседании только с их согласия. В противном случае указанные материалы оглашаются и исследуются в закрытом судебном заседании. Данные требования применяются и при исследовании материалов фотографирования, аудио- и (или) видеозаписей, киносъемки, носящих личный характер.

5. Лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись и письменную запись. Фотографирование, видеозапись и (или) киносъемка, а также трансляция открытого судебного заседания по радио, телевидению или в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» допускается с разрешения председательствующего в судебном заседании. Трансляция открытого судебного заседания на стадии досудебного производства по радио, телевидению или в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» не допускается.

6. Лицо в возрасте до шестнадцати лет, если оно не является участником уголовного судопроизводства, допускается в зал судебного заседания с разрешения председательствующего.

6.1. Подсудимый участвует в судебном заседании непосредственно. В исключительных случаях в целях обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства суд вправе при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьями 205 — 206, 208, частью четвертой статьи 211, частью первой статьи 212, статьями 275, 276, 279 и 281 Уголовного кодекса Российской Федерации, по ходатайству любой из сторон принять решение об участии в судебном заседании подсудимого, содержащегося под стражей, путем использования систем видеоконференц-связи.

7. Приговор суда провозглашается в открытом судебном заседании. В случае рассмотрения уголовного дела в закрытом судебном заседании или в случае рассмотрения уголовного дела о преступлениях в сфере экономической деятельности, а также о преступлениях, предусмотренных статьями 205 — 206, 208, частью четвертой статьи 211, частью первой статьи 212, статьями 275, 276, 279 и 281 Уголовного кодекса Российской Федерации, на основании определения или постановления суда могут оглашаться только вводная и резолютивная части приговора.

Комментарий к Ст. 241 УПК РФ

1. Гласность судебного разбирательства означает прежде всего открытость судебного разбирательства, его доступность для граждан и средств массовой информации, за исключением случаев, предусмотренных частью второй комментируемой статьи, где содержится перечень ситуаций, при наличии которых суд объявляет судебное заседание закрытым. В этих случаях в зал судебного заседания не допускаются ни лица, не имеющие отношения к данному судебному разбирательству, ни представители средств массовой информации.

2. Ранее действовавшим Федеральным законом от 25 июля 1998 г. «О борьбе с терроризмом» (Российская газета. 1998. 4 авг.) специально предусматривалось, что в закрытых судебных заседаниях по решению суда могут рассматриваться также уголовные дела о преступлениях террористического характера, под которыми понимаются: собственно терроризм (статья 205 УК), захват заложников (статья 206 УК), заведомо ложное сообщение о терроризме (статья 207 УК), организация незаконного вооруженного формирования (статья 208 УК), а также посягательства на жизнь государственного и общественного деятеля (статья 277 УК) и нападения на лиц, пользующихся международной защитой, и «другие преступления, если они совершены в террористических целях». Этот Закон утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 6 марта 2006 г. «О противодействии терроризму» (Российская газета. 2006. 10 марта), в котором аналогичного правила не содержится. Однако необходимость в закрытых судебных заседаниях по таким уголовным делам, думается, сохраняется. Она предопределена экстремальной действительностью наших дней, которая заключается в том, что терроризм пожаром охватил целые континенты, приобрел чудовищные масштабы и формы, угрожая безопасности целых государств, в том числе и сверхдержав. Она диктуется интересами охраны государственной тайны, которую в данном случае составляют специальные приемы и методы разведки, контрразведки и оперативно-розыскной полицейской деятельности, а также так называемой оперативно-боевой работы, т.е. деятельности по вооруженному захвату вооруженных террористов и освобождению заложников. Государственную тайну составляют также сведения о содержании негласных оперативно-розыскных мероприятий, проводимых в целях раскрытия иных преступлений, в частности о силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и о тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий (часть первая статьи 12 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»). Общий же перечень сведений, отнесенных к содержащим государственную тайну, утвержден Указом Президента РФ от 24 января 1998 г. (СЗ РФ. 1998. N 5. Ст. 561).

3. Иная, кроме государственной, охраняемая федеральным законом тайна — это, в частности: медицинская (врачебная) тайна (статья 61 Основ законодательства РФ от 22 июля 1993 г. «Об охране здоровья граждан» // Ведомости Верховного Совета РФ. 1993. N 33. Ст. 1318); тайна записи актов гражданского состояния (статья 12 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» // СЗ РФ. 1997. N 47. Ст. 5340); журналистская тайна (статья 41 Закона РФ «О средствах массовой информации» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 7. Ст. 300); банковская тайна (статья 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» // СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492; 1998. N 31. Ст. 3829; статья 857 ГК); служебная и коммерческая тайны (статья 139 ГК); нотариальная тайна (статья 5 Основ законодательства РФ о нотариате).

4. Решение о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании может быть принято в любой момент судебного разбирательства до удаления суда в совещательную комнату и фиксируется в определении (постановлении) суда.

5. В части четвертой комментируемой статьи предусмотрен специальный случай закрытия судебного заседания, когда подлежат огласке сведения личного характера без согласия лиц, которых они затрагивают.

6. Председательствующий в судебном заседании вправе запретить фотографирование, видеозапись и (или) киносъемку судебного процесса, ведущиеся в зале судебного заседания любым лицом, независимо от того, относится ли данное лицо к публике, к числу сотрудников средств массовой информации или к участникам судебного разбирательства, главным образом в тех случаях, когда применение соответствующей записывающей техники вызывает возражение сторон, в том числе подсудимого, когда это создает шум, напряжение и суету в зале, а также для обеспечения безопасности участников процесса, потому что в этом отношении любая мера не является лишней. Но, конечно же, не может быть запрещена бесшумная аудиозапись, особенно если она ведется лицом, которое плохо видит, слышит, воспринимает или запоминает, но желает вникнуть в дело по записи, будь то участник процесса или лицо из публики. Такой запрет равен запрету записывать карандашом и «усечению» гласности судебного разбирательства.

7. Лица, не достигшие возраста шестнадцати лет, в зал судебного заседания не допускаются. Из этого правила председательствующему разрешается делать исключения, обусловленные особенностями судебного разбирательства.

8. При рассмотрении дела в закрытом судебном заседании по усмотрению председательствующего разрешается оглашение лишь резолютивной части приговора, если сведения, содержащиеся в описательной части приговора, в данный момент нецелесообразно оглашать, например в целях обеспечения безопасности свидетелей.

9. Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации В. Лукин из года в год бьет тревогу по поводу явной тенденции к сворачиванию принципа гласности в практике уголовного судопроизводства (см., в частности: Российская газета. 2010. 28 мая). Публичность судебных слушаний представляет собой фундаментальный принцип, защищаемый Конвенцией о защите прав человека и основных свобод; нарушение данного принципа влечет отмену состоявшихся судебных решений по уголовному делу и возобновление производства по нему ввиду новых обстоятельств (см.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 3 февраля 2010 г. по делу Б. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 7. С. 21, 22). Последнее спорно. Получается, что в качестве средства борьбы с нарушением принципа гласности уголовного судопроизводства применению подлежат отмена правосудных по своему существу приговоров и новое рассмотрение уголовного дела, на которое уже ушел, может быть, не один месяц и результаты которого никем и ничем не опорочены. Такое средство выглядит ненадлежащим, множащим несправедливость и бьющим мимо цели.