Статья 278. Допрос свидетелей

1. Свидетели допрашиваются порознь и в отсутствие недопрошенных свидетелей.

2. Перед допросом председательствующий устанавливает личность свидетеля, выясняет его отношение к подсудимому и потерпевшему, разъясняет ему права, обязанности и ответственность, предусмотренные статьей 56 настоящего Кодекса, о чем свидетель дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания.

3. Первой задает вопросы свидетелю та сторона, по ходатайству которой он вызван в судебное заседание. Судья задает вопросы свидетелю после его допроса сторонами.

4. Допрошенные свидетели могут покинуть зал судебного заседания до окончания судебного следствия с разрешения председательствующего, который при этом учитывает мнение сторон.

5. При необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе провести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, о чем суд выносит определение или постановление.

6. В случае заявления сторонами обоснованного ходатайства о раскрытии подлинных сведений о лице, дающем показания, в связи с необходимостью осуществления защиты подсудимого либо установления каких-либо существенных для рассмотрения уголовного дела обстоятельств суд вправе предоставить сторонам возможность ознакомления с указанными сведениями.

Комментарий к Ст. 278 УПК РФ

1. Свидетели вызываются на допрос в зал судебного заседания из помещения, где они ожидают вызова, поодиночке, тогда как уже допрошенные свидетели остаются в зале судебного заседания. Такой порядок призван обеспечить допрос свидетелей в условиях, исключающих общение допрошенных и недопрошенных свидетелей для «согласования» их показаний.

2. Нравственно-правовой стержень допроса свидетеля в суде (равно как и на предварительном следствии) образует конституционное положение, согласно которому никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своих близких родственников и супруга.

3. Как и допрос подсудимого и потерпевшего, допрос свидетеля по действующему УПК, уделяющему основное внимание началам состязательности, — это прежде всего допрос его сторонами. При этом первой свидетеля допрашивает сторона, по ходатайству которой он вызван в судебное заседание, в связи с чем можно говорить о возрождении полузабытых понятий «свидетель обвинения» и «свидетель защиты». Судья задает вопросы свидетелю только после его допроса сторонами.

4. Впервые в российское уголовно-процессуальное законодательство включены нормы о возможности допроса свидетеля без публичного оглашения подлинных данных о его личности и без визуального наблюдения свидетеля другими участниками процесса. Цель такой судебной процедуры и условия ее осуществления указаны в частях пятой и шестой комментируемой статьи. Среди норм, закрепленных в этих частях, важное значение имеет указание на то, что в случае заявления сторонами обоснованного ходатайства суд вправе предоставить сторонам возможность ознакомления с данными о личности свидетеля, оставляя их, однако, закрытыми и для публики, и для других участников процесса, которые к сторонам не относятся.

5. Правила, о которых идет речь, спорны и крайне сомнительны в своей теоретической и практической состоятельности. Тайный от сторон допрос судом свидетеля с залегендированными данными о его личности и есть не что иное, как лишение обеих сторон — и обвинения, и защиты — законного права и реальной возможности участвовать в исследовании конкретного доказательства, что превращает их в простых наблюдателей некоего мистического действия. Это обстоятельство ставит с ног на голову всю конструкцию открытого состязательного судопроизводства и возвращает органу правосудия несвойственную ему инквизиционную функцию во все вникать первым, искать истину в одиночку, да еще и скрытно ото всех — и от участников процесса, и от публики. Представляется, что такие правила, свойственные скорее негласной оперативно-розыскной деятельности, нежели судопроизводству, вряд ли приживутся в действительности, тем более что мировая практика защиты свидетелей строится на совершенно других принципах.

6. Во всяком случае, правило о допустимости допроса свидетеля в условиях, исключающих его визуальное наблюдение (часть пятая комментируемой статьи), не колеблет общего, основанного на Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (пункт «d» части третьей статьи 6) положения, согласно которому каждый обвиняемый в совершении преступления имеет право допрашивать показывающих на него свидетелей, что в данном случае может быть достигнуто путем постановки подсудимым вопросов в письменном виде, с использованием технических средств или иным способом. Несоблюдение этих условий-требований расценивается как несоблюдение процедуры судопроизводства, которое может повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора; оно влечет отмену приговора (см.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2005 г. по делу Чихута // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 6. С. 28 — 29).

7. «Если явившиеся в судебное заседание свидетели дают показания об одних и тех же обстоятельствах совершенного преступления либо данных, характеризующих личность подсудимого, семейное положение и т.п., в силу чего одна из сторон заявляет ходатайство о прекращении допроса других свидетелей, вызванных для дачи показаний о тех же обстоятельствах дела, суд не вправе его удовлетворить, если сторона, по инициативе которой было заявлено ходатайство об их допросе, против этого возражает» (пункт 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»). Иное, считает Верховный Суд РФ, противоречило бы части 4 статьи 271 УПК, согласно которой суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон.