Статья 283. Производство судебной экспертизы

1. По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд может назначить судебную экспертизу.

2. В случае назначения судебной экспертизы председательствующий предлагает сторонам представить в письменном виде вопросы эксперту. Поставленные вопросы должны быть оглашены и по ним заслушаны мнения участников судебного разбирательства. Рассмотрев указанные вопросы, суд своим определением или постановлением отклоняет те из них, которые не относятся к уголовному делу или компетенции эксперта, формулирует новые вопросы.

3. Судебная экспертиза производится в порядке, установленном главой 27 настоящего Кодекса.

4. Суд по ходатайству сторон либо по собственной инициативе назначает повторную либо дополнительную судебную экспертизу при наличии противоречий между заключениями экспертов, которые невозможно преодолеть в судебном разбирательстве путем допроса экспертов.

Комментарий к Ст. 283 УПК РФ

1. Одна из существенных особенностей судебной экспертизы в отличие от одноименного следственного действия заключается в том, что здесь, в суде, эксперт лично в условиях устности и непосредственности участвует в исследовании обстоятельств дела, познавая их, таким образом, не только и не столько по письменным материалам уголовного дела. Он может принимать участие в допросах подсудимого, потерпевшего и всех свидетелей. Если суд признал возможным рассматривать дело в отсутствие эксперта, давшего заключение при расследовании дела, то заключение эксперта должно быть оглашено и исследовано в судебном заседании.

2. Другой особенностью судебной экспертизы является то, что стороны могут активно участвовать в формулировании вопросов эксперту. В тех случаях, когда возникает необходимость в исследовании новых объектов, суд назначает экспертизу, которая может быть поручена тому же эксперту, который проводил экспертизу на предварительном следствии, или другому эксперту.

3. Во всех иных отношениях судебная экспертиза подчиняется общим правилам производства экспертизы в уголовном процессе.

4. В официальной печати (Российская газета. 2010. 9 февр.) воодушевленно описан случай производства в судебном разбирательстве по уголовному делу экспертизы с применением полиграфа — прибора, широко известного как детектор лжи, уже давно получившего применение в оперативно-розыскной деятельности, в частности органов внутренних дел, о чем также сообщалось в прессе (см.: Российская газета. 2007. 16 янв.), без публикации, однако, нормативного акта, регламентирующего такое применение (он издан в декабре 1994 г.). В принципе, появление в судебной практике нового вида экспертизы — явление вполне нормальное, предопределенное закономерностями научно-технического прогресса и не противоречащее ни Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», ни УПК. Однако при всех обстоятельствах эксперт обязан обосновать абсолютную научную достоверность результатов исследования с применением названного прибора, а суд — оценить это обоснование, отвечая и за соблюдение законной процедуры назначения и производства экспертизы, и за допустимость полученных доказательств. Случай, описанный в газете, подробное рассмотрение которого не отвечает жанру нашей книги, не имеет ничего общего ни с судебной экспертизой, ни с правосудием.