Статья 292. Содержание и порядок прений сторон

1. Прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника. При отсутствии защитника в прениях сторон участвует подсудимый.

2. В прениях сторон могут также участвовать потерпевший и его представитель. Гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, подсудимый вправе ходатайствовать об участии в прениях сторон.

3. Последовательность выступлений участников прений сторон устанавливается судом. При этом первым во всех случаях выступает обвинитель, а последними — подсудимый и его защитник. Гражданский ответчик и его представитель выступают в прениях сторон после гражданского истца и его представителя.

4. Участник прений сторон не вправе ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании или признаны судом недопустимыми.

5. Суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон. При этом председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательств, признанных недопустимыми.

6. После произнесения речей всеми участниками прений сторон каждый из них может выступить еще один раз с репликой. Право последней реплики принадлежит подсудимому или его защитнику.

7. Лица, указанные в частях первой — третьей настоящей статьи, по окончании прений сторон, но до удаления суда в совещательную комнату вправе представить суду в письменном виде предлагаемые ими формулировки решений по вопросам, указанным в пунктах 1 — 6 части первой статьи 299 настоящего Кодекса. Предлагаемые формулировки не имеют для суда обязательной силы.

Комментарий к Ст. 292 УПК РФ

1. Судебные прения (прения сторон) в уголовном процессе — это самостоятельная часть судебного разбирательства, состоящая из речей участников процесса, имеющих в данном деле собственные или представляемые интересы, в которых они подводят итог судебному следствию, освещая его результаты с собственной точки зрения, дают им юридическую оценку, выдвигают и обосновывают возможные решения, составляющие содержание будущего итогового решения по данному уголовному делу.

2. Еще в 1999 г. Конституционный Суд РФ признал положения частей первой и второй статьи 295 УПК РСФСР 1960 г., на основании которых потерпевший по уголовному делу не допускается к участию в судебных прениях по делам публичного и частно-публичного обвинения, не соответствующими Конституции РФ, ее статьям 46 (часть первая), 52 и 123 (часть третья) (см.: Постановление Конституционного Суда РФ от 15 января 1999 г. по делу о проверке конституционности положений частей первой и второй статьи 295 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А. Клюева // Российская газета. 1999. 28 янв.). Теперь потерпевший как сторона в процессе получил возможность подвести итоги судебного исследования, сформулировать свои требования, высказать возражения, воздействуя на формирование внутреннего убеждения судей и тем самым на характер и содержание принимаемого решения.

3. В судебных прениях находят наиболее отчетливое выражение начала состязательности и равноправия сторон в судебном процессе по уголовному делу.

4. Эта часть судебного разбирательства играет важнейшую роль в принятии справедливого решения по делу, поскольку суд получает возможность выслушать изложенную в сконцентрированном виде позицию каждой из состязающихся сторон, их итоговый спор, в котором должна родиться истина.

5. Для государственного обвинителя и защитника участие в судебных прениях является обязательным; от произнесения речи они отказаться не вправе — это означало бы отказ от выполнения своей процессуальной функции.

6. Каждый из участников судебных прений вправе аргументировать свою позицию только теми доказательствами, которые исследовались в судебном заседании.

7. По смыслу комментируемой статьи содержание речей в судебных прениях может послужить основанием для возобновления судебного следствия, если такие речи будут содержать ходатайство стороны о привлечении дополнительных доказательств.

8. Председательствующий может остановить участвующих в прениях лиц только при одном условии — если речь выступающего не имеет отношения к рассматриваемому делу по своему содержанию.