Статья 419. Производство по уголовному делу после отмены судебных решений

Судебное разбирательство по уголовному делу после отмены судебных решений по нему ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, а также обжалование новых судебных решений производятся в общем порядке.

Комментарий к Ст. 419 УПК РФ

1. Судебное разбирательство уголовного дела по существу после отмены приговора производится судом первой инстанции по общим правилам (подготовительная часть, судебное следствие, прения сторон, последнее слово подсудимого, постановление и провозглашение приговора). В общем порядке обжалуются решения суда первой инстанции и в апелляционном, кассационном и судебно-надзорном порядке. Словом, такое уголовное дело с учетом новых или вновь возникших обстоятельств проживает еще одну полнокровную жизнь в судебном производстве.

2. В результате нового рассмотрения уголовного дела, обвинительный приговор по которому отменен по основанию, предусмотренному пунктом 2 части четвертой статьи 413 УПК (решение Европейского суда по правам человека), с учетом оценки инкриминированного осужденному с позиции Конвенции о защите прав человека и основных свобод осужденный может быть признан изначально невиновным и полностью реабилитирован, в частности за отсутствием в его действиях состава преступления (прецедент: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 8 апреля 2009 г. по делу журналиста К., осужденного в 2002 г. по части третьей статьи 129 УК (клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления) за критику в печати губернатора Ставропольского края Ч. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 9. С. 21, 22).

* * *

Институт возобновления производства по уголовному делу (глава 49 УПК) страдает существенным недостатком: он не содержит четкого ответа на вопрос о том, в каком порядке подлежат пересмотру судебные решения по уголовному делу (приговор, определение, постановление), когда после их вступления в законную силу открываются ранее неизвестные суду чрезвычайные обстоятельства, не входящие в перечень, содержащийся в части третьей статьи 413 УПК, которые не могут быть удостоверены обычным путем и требуют расследования в уголовно-процессуальном смысле данного понятия. Примером могут служить удивительные случаи, когда после осуждения лица за убийство по уголовному делу, по которому труп так и не был обнаружен, выясняется, что потерпевший жив и на его жизнь никто не покушался. Один из таких «потерпевших» был обнаружен в местах лишения свободы, куда угодил по обвинению в скотокрадстве, оговорив себя под милицейскими пытками (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 4. С. 13 — 14). Аналогичное уголовно-процессуальное значение имеют ситуации обратного фактического свойства, когда лицо осуждено за причинение потерпевшему телесных повреждений, а тот после вступления в законную силу приговора скончался, в связи с чем во весь рост встает вопрос об уголовной ответственности за убийство. В судебной практике отмечен также случай, когда после вступления в законную силу судебного решения выяснилось, что по уголовному делу к принудительным мерам медицинского характера осужден душевнобольной, имеющий другую фамилию, причем в отношении данного лица имеется другое уголовное дело, тоже об убийстве (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 2. С. 29, 30).

По УПК РСФСР 1960 г. подобные ситуации охватывались формулировкой пункта 4 части второй статьи 384: «иные обстоятельства, неизвестные суду при постановлении приговора или определения, которые сами по себе или вместе с обстоятельствами, ранее установленными, доказывают невиновность осужденного или совершение им менее тяжкого или более тяжкого преступления, нежели то, за которое он осужден, а равно доказывают виновность оправданного или лица, в отношении которого дело было прекращено». Отсутствие подобного основания возобновления производства по уголовному делу образует существенный законодательный пробел.

В определенной степени этот пробел через пять лет применения УПК РФ 2001 г. восполнил Конституционный Суд РФ, который признал не соответствующими Конституции России положения пункта 2 части второй и части третьей статьи 413 и статьи 418 УПК во взаимосвязи с его статьей 237 — «в той части, в какой они позволяют отказывать в возобновлении производства по уголовному делу и пересмотре принятых по нему решений ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств при возникновении новых фактических обстоятельств, свидетельствующих о наличии в действиях обвиняемого более тяжкого преступления» (Постановление Конституционного Суда РФ от 16 мая 2007 г. по делу о проверке конституционности положений статей 237, 413 и 418 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом президиума Курганского областного суда // Российская газета. 2007. 2 июня). Это Постановление предписывает прокурору в соответствии с частью четвертой статьи 415 УПК при обнаружении любых вновь открывшихся обстоятельств, подобных тем, о которых речь шла выше, направить соответствующие материалы для их расследования и решения вопроса об уголовном преследовании осужденного или оправданного по новому, в том числе и более тяжкому, обвинению, а соответствующему суду — рассматривать заключение прокурора, сформулированное им по результатам такого расследования, отменять приговор, вступившее в законную силу определение или постановление суда с направлением уголовного дела как для нового судебного разбирательства (пункт 1 статьи 418 УПК), так и для производства дополнительного расследования, предъявления нового обвинения, в том числе более тяжкого, и составления нового обвинительного заключения. Теперь слово за законодателем, для которого вышеупомянутое Постановление Конституционного Суда РФ может служить еще одним уроком: не игнорировать того, что апробировано и в теории, и на практике.