Статья 433. Основания для производства о применении принудительных мер медицинского характера

1. Производство о применении принудительных мер медицинского характера, указанных в пунктах «б» — «г» части первой статьи 99 Уголовного кодекса Российской Федерации, осуществляется в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лица, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение.

2. Принудительные меры медицинского характера назначаются в случае, когда психическое расстройство лица связано с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда.

3. Производство о применении принудительных мер медицинского характера осуществляется в порядке, установленном настоящим Кодексом, с изъятиями, предусмотренными настоящей главой.

4. Требования настоящей главы не распространяются на лиц, указанных в части второй статьи 99 Уголовного кодекса Российской Федерации и нуждающихся в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости. В этом случае принудительные меры медицинского характера применяются при постановлении приговора и исполняются в порядке, установленном Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации.

Комментарий к Ст. 433 УПК РФ

1. Комментируемая статья во многом воспроизводит уголовно-правовые нормы, закрепленные в статье 97 УК, которая имеет сходное наименование — «Основания применения принудительных мер медицинского характера». Согласно этой статье принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом лицам: а) совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК, в состоянии невменяемости; б) у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания. Принудительные меры медицинского характера к этим лицам применяются только в случаях, когда психическое расстройство связано с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц. Приведенные нормы материального права об основаниях применения принудительных мер медицинского характера приоритетны по отношению к уголовно-процессуальным нормам, причем не потому, что УК «старше» УПК, а потому, что они по сути своей имеют уголовно-правовую, а не уголовно-процессуальную процедурную природу.

2. Процедурный, уголовно-процессуальный характер имеют лишь правила частей третьей и четвертой комментируемой статьи, согласно которым производство о применении принудительных мер медицинского характера осуществляется по особым правилам и не имеет отношения к тем лицам, которые привлекаются к уголовной ответственности, страдают психическими расстройствами, нуждаются в лечении, однако их болезнь не связана с категорией невменяемости (алкоголики и наркоманы).

3. Применение принудительных мер медицинского характера в порядке, установленном нормами главы 51 УПК, означает освобождение душевнобольного, но общественно опасного человека от уголовной ответственности. Если же психическое расстройство, лишающее больного возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, наступило после вступления в законную силу приговора, вопрос о применении к осужденному указанных мер подлежит рассмотрению и разрешению в соответствии с пунктом 6 статьи 397 УПК в порядке, установленном для отношений в стадии исполнения приговора (глава 47 УПК), и на основании статьи 81 УК, которой предусмотрено освобождение от наказания в связи с болезнью (если расстройство наступило до обращения приговора к исполнению) и от дальнейшего отбывания наказания (если такое расстройство наступило после обращения приговора к исполнению).

4. В истории комментируемого уголовно-процессуального института выдающуюся роль сыграло Постановление Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2007 г. N 13-п, которым не соответствующими Конституции Российской Федерации и поэтому недействующими признан целый ряд находящихся в единстве уголовно-процессуальных норм УПК в их прежней редакции — «в той мере, в какой эти положения — по смыслу, придаваемому им сложившейся правоприменительной практикой, — не позволяют лицам, в отношении которых осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера, лично знакомиться с материалами уголовного дела, участвовать в судебном заседании при его рассмотрении, заявлять ходатайства, инициировать рассмотрение вопроса об изменении и прекращении применения указанных мер и обжаловать принятые по делу процессуальные решения». В связи с этим Постановлением многие положения УПК изменены и дополнены Федеральным законом от 29 ноября 2010 г. N 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (Российская газета. 2010. 3 дек.). А 7 апреля 2011 г. Пленум Верховного Суда РФ принял развернутое Постановление N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера», в котором содержатся разъяснения по всем практически важным вопросам применения законодательства, в том числе и норм комментируемой главы 51 УПК (в дальнейшем изложении — Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 г. N 6).