Статья 59. Переводчик

1. Переводчик — лицо, привлекаемое к участию в уголовном судопроизводстве в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода.

2. О назначении лица переводчиком дознаватель, следователь или судья выносит постановление, а суд — определение. Вызов переводчика и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяются статьями 169 и 263 настоящего Кодекса.

3. Переводчик вправе:

1) задавать вопросы участникам уголовного судопроизводства в целях уточнения перевода;

2) знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, а также с протоколом судебного заседания и делать замечания по поводу правильности записи перевода, подлежащие занесению в протокол;

3) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права.

4. Переводчик не вправе:

1) осуществлять заведомо неправильный перевод;

2) разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве переводчика, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса;

3) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд.

5. За заведомо неправильный перевод и разглашение данных предварительного расследования переводчик несет ответственность в соответствии со статьями 307 и 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

6. Правила настоящей статьи распространяются на лицо, владеющее навыками сурдоперевода и приглашенное для участия в производстве по уголовному делу.

Комментарий к Ст. 59 УПК РФ

1. Участие переводчика в уголовном судопроизводстве базируется на части второй статьи 26 Конституции РФ, которая гласит, что каждый имеет право на пользование родным языком, а также на положениях статьи 18 главы 2 «Принципы уголовного судопроизводства» УПК, где приведенная конституционная норма воспроизводится, раскрывается и детализируется (см. комментарий к статье 18 УПК).

2. В том случае, когда в переводчике нуждается обвиняемый или подозреваемый, тем более содержащийся под стражей, его участие в уголовном деле тесно связано с обеспечением конституционного права на защиту. Без участия переводчика это право способно превратиться в фикцию. В этой связи Конституционный Суд РФ констатировал: право обвиняемых и подозреваемых, содержащихся под стражей, пользоваться услугами переводчика распространяется не только на процедуру производства следственных и судебных действий, но и на свидание обвиняемого (подозреваемого) со своим защитником (Определение Конституционного Суда РФ от 7 декабря 2001 г. по жалобе Исламова Лечи Сераевича на нарушение его конституционных прав пунктами 4 и 5 статьи 17 и статьи 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» // Собрание законодательства РФ. 2002. N 7. Ст. 743).

3. Гражданство иностранного государства само по себе не влечет обязательного назначения переводчика (см.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 февраля 2009 г. по делу М. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 11. С. 13, 14).